Глава 1. Мои первые уроки в инвестировании и трейдинге

Автобиографическая книга, которую написал Ричард Вайкофф. В ней он в увлекательной манере повествует о своем пути на Уолл-Стрит. Ричард рассказывает свой опыт успеха и ошибок, делится наблюдениями, полученными за время работы в качестве брокера, трейдера и учителя, дает рекомендации. Практически все выводы, к которым пришел Вайкофф, справедливы и для сегодняшних рынков. Чуть позже эта книга была переиздана с некоторыми дополнениями под называнием "Wall Street Ventures and Adventures through 40 Years"

Содержание

   

Предисловие

В течение последних тридцати трех лет я постоянно изучал рынки ценных бумаг. Будучи членом нескольких компаний на фондовой бирже, являясь дилером, трейдером и инвестором в облигации, я вступал в активный контакт со многими тысячами из тех, кто выполняет заявки и работает около рынков, а также с теми, кто имеет дело непосредственно рынками, а именно – с трейдерами и инвесторами. В течение последних пятнадцати лет я редактировал и публиковал «Журнал Уолл-стрит», который на момент написания этой книги имел самый большой тираж среди всех финансовых публикаций в мире. Этот опыт дал мне возможность изучать не только сами рынки акций и облигаций, но и все то, что с ними связано, и позволил мне наблюдать силы, влияющие на эти рынки, и человеческие элементы, в значительной степени способствующие их активности и широким колебаниям. Благодаря такому опыту я разработал и сформулировал определенные методы торговли и инвестирования, и некоторые из них я собрал и представил на следующих страницах.

Моя цель при подготовке этой книги была двоякой. Прежде всего, я имею в виду тысячи новых инвесторов, считающие рынок ценных бумаг огромной технической машиной, слишком сложной для понимания. Я попытался избавиться от этого впечатления – подчеркнуть тот факт, что на Уолл-стрит, как и везде, главным является здравый смысл в сочетании с учебой и практическим опытом. Я попытался изложить требования к успеху в этой области таким образом, чтобы это было понятно всем. Кроме того, как я узнал при подготовке своей первой книги «Studies in Chart Reading – Исследования в чтении ленты», для меня было огромным личным преимуществом сформулировать и, таким образом, прояснить и кристаллизовать в своем уме те принципы, на основе которых я стараюсь действовать. Итак, учитывая обе эти точки зрения мне показалось, что стоит систематизировать свои впечатления в методичном и последовательном порядке.

Март, 1922.

 

Я считаю, что человек с проницательным умом, который может предвидеть многое и судит по достоинству, имеет преимущество перед своим соседом и я не считаю аморальным использование этого преимущества для получения прибыли, потому что он индивидуально лучше приспособлен для бизнеса; и согласно закону природы, он имеет на это полное право. Если один человек следит за состоянием экономики, за посевами, за возможными непредвиденными обстоятельствами и климатом; другими словами, принимает во внимание все элементы, принадлежащие миру, и если он достаточно проницателен, чтобы предсказать лучший курс действий – я не понимаю, почему это (получение прибыли) не законно.

Генри Уорд Бичер.

 

Глава 1. Первые уроки

По предложению моего первого работодателя на Уолл-стрит я начал проводить фундаментальный анализ железнодорожных компаний и учитывать другие статистические данные корпораций того времени. Мои штаны тогда были штопаны-перештопаны, а я получал щедрую сумму в 20 долларов в месяц. Это было в 1888 году. С многочисленными перерывами мои исследования продолжались до 1897 года, когда я решил применить их на практике, купив одну обыкновенную акцию в железнодорожной компании “St. Louis & San Francisco” за 4 доллара. В то время некоторые другие ведущие акции продавались по следующим ценам: Union Pacific 4$ за акцию, Southern Pacific 14$ за акцию, Norfolk & Western 9$ за акцию, Atchison 9$ за акцию, Northern Pacific 11$ за акцию, Reading 17$. Мягко говоря, цены были очень низкими. Многие железные дороги только начинали деятельность или находились в процессе реструктуризации, и радикальные размеры дивидендов случались как правило.

По мере того, как я экономил, я начал покупать больше одной партии акций, и, наконец, я стал таким надоедливым в этом отношении, что брокерская фирма, которую я «оcчастливливал» своими заказами, выразила неудовольствие. После чего я решил покупать акций больше по количеству, но меньше по разновидности. Именно так большинство людей начинают свою деятельность – совершая прямые покупки акций, полагая, что они в безопасности. Это правда, что они в безопасности. Владение подтверждено сертификатами, и акции будут в безопасности, но только на депозите, а ни в каком другом отношении. Они не защищены от колебаний или снижения стоимости или прибыльности эмитента. Тем не менее, если их ценные бумаги выбраны правильно и куплены в нужное время, шансы сильно благоприятствуют зарабатыванию денег. В то время я практиковал сидеть ночью, читать финансовые документы и учиться. И когда у меня не было достаточно денег, чтобы купить акции, я записывал свои воображаемые покупки в книгу с указанием причин, почему они в конечном итоге должны стоить больше денег.

Две идеи я до сих пор храню в своей памяти, а именно: акции «Чикаго, Берлингтон и Куинси» по 57 долларов и «Эдисон Электрик Улминининг из Нью-Йорка» по 101$. Я упоминаю об этих историях, потому что они иллюстрируют очень хороший способ для любого, кто начал изучать бизнес торговли и инвестирования в ценные бумаги. Как и в любой другой отрасли, совершенство приближается практикой, и большинство несчастливых случаев на Уолл-стрит можно объяснить отсутствием практики. Вам не нужно рисковать реальными деньгами, когда вы учитесь, и я всегда выступаю за два или три года, а не за два или три месяца такого рода учебы и торговли на бумаге, когда кто-то серьезно рассматривает возможность участия в этой величайшей из всех игр. Но учиться и практиковаться – это две вещи, которые находятся далеко от сознания большинства. Всем известно, что люди, впервые участвующие в спекуляциях, не хотят беспокоиться о таких деталях. Ведь средний человек, приходящий на Уолл-стрит, хотя он и может полностью обеспечить заявки на покупку акций, но все, что он хочет – чтобы ему подсказали «хорошую акцию». Это не спекуляция, это азартная игра ради спекуляции. Цитируя Томаса Ф. Вудлока “спекуляция предполагает использование интеллектуального предвидения”. Но большинство людей не используют ни предвидение ни интеллект.

Читателю может показаться, что ему нужно долго ждать, но в моем случае я начал инвестировать на долгий срок только через восемь лет после того, как начал учиться, и я не начинал торговать в течение шести лет после этого, так что можно признать, что я пошел в школу и получил базовые знания, имеющие неоценимую стоимость.

После покупки одной акции я обнаружил, что, хотя я и правильно рассчитал финансовые условия и доходность компаний, чью ценную бумагу я выбрал, ее цена часто сильно колебалась в результате общих рыночных условий. Другими словами, акции могут упасть, хотя все, что касается внутренней ценности и будущих возможностей, направлено вверх; поэтому я решил, что есть и другие факторы, которые следует учитывать, и обнаружил, что их в основном – три, а именно:

  1. манипулирование
  2. технические условия и
  3. тенденция рынка.

Чтобы внимательно изучить рынок, я провел беседы в крупной конторе на Нью-Йоркской фондовой бирже, обслуживающей большой бизнес для некоторых выдающихся операторов. И там я узнал, как необходимо соблюдать обстоятельства, но не с точки зрения постороннего, который пытается предвидеть колебания на основе того, что лежит на поверхности, но с точки зрения инсайдера, как фактора, влияющего на цены.

Расследование доказало, что многие из тех, кто мог существенно влиять на цены, часто допускали те же ошибки, что и мелкие трейдеры, только их ошибки приводили к большим потерям, однако, они были не пропорциональны их громадным прибылям. Годами ранее, работая клерком в брокерском бизнесе, я отметил тенденции среди мелких трейдеров, которые, как я обнаружил, коррелировали с многими проблемами в случае крупных операторов.

При изучении технических условий, это было моим следующим шагом, я обнаружил, что наиболее важным фактором была общая тенденция рынка, и что состояние перекупленности или перепроданности рынка в наибольшей степени связано с непосредственным направлением следующего колебания. Без сомнения, принципы из моей книги «Studies in Tape Reading – Исследования в чтении ленты», долго гремели в моей голове, прежде чем я их сформулировал и прописал, и когда я делал это, они прояснялись и кристаллизовались.

Когда я это понял, я начал применять их на практике, торгуя десятью лотами, хотя несколько лет назад я действовал гораздо более масштабно. Мне казалось, что с правильными принципами и достаточным количеством практики я мог бы постепенно выстроить свою торговлю на прочной основе, которая пусть и не привела бы к мгновенным результатам, но стремилась бы к устойчивому росту спекулятивных способностей и последующей прибыли.

Находясь в брокерском бизнесе, моей непосредственной целью было заработать больше денег для моих клиентов, потому что я понял, что это единственный способ сделать их постоянными и успешными клиентами. Моя конечная цель, однако, заключалась в том, чтобы выйти из брокерского бизнеса и посвятить все свое время рынкам ценных бумаг, и мне приятно сказать, что я пришел к этому моменту несколько лет назад. В отличие от многих, кто работает для того, чтобы зарабатывать деньги, чтобы увеличить масштаб своих рыночных кампаний, я больше заинтересован в получении прибыли, чтобы у меня было больше денег для инвестиций. Как утверждают авторы в колонках «Журнала Уолл-стрит», что деловой человек берет свой излишек и вкладывает его в надежные ценные бумаги, то я занимаюсь трейдингом и инвестирую полученную прибыль. Одним словом, я торгую, чтобы инвестировать.

Но давайте вернемся немного назад и отметим кое-какие моменты, которые пришли ко мне, когда я объективно изучал этот бизнес.

Рыночные операции, проводившиеся в офисе моих первых работодателей, не были значительными, поскольку это была небольшая фирма и она не имела много клиентов. Глава фирмы немного торговал и зарабатывал деньги, потому что, казалось, он понимал, что делает. С другой стороны, большинство клиентов и не понимали, и не делали прибыли. Время от времени кто-то приходил и решительно активничал, платил много комиссий, а потом уходил с отвращением к бизнесу. Торговцы такого рода должны были испытывать отвращение к самим себе. Большинство, казалось, рассматривало это занятие как спорт или приключение, где они надеялись доказать, что их суждения и способности были лучше, чем у всех их знакомых, которые потерпели неудачу.

Почти все, казалось, просто тыкали пальцем в небо. Один обеднел покупая вершины, продавая низы. Другой рассказал мне, как он взял одну облигацию Reading стоимостью около 300 долларов, и, выстраивая пирамиду в последующие годы, увеличил капитал на сумму, превышающую 250 тысяч долларов. Но потом снова оказался в беде.

У нас был один старик, который не покупал ничего, кроме облигаций железнодорожных компаний самого высокого качества, и только тогда, когда они были очень низкими по цене. Он был очень экономным, вырезал купоны на скидки и использовал кусок шпагата, чтобы очки держались на ушах. Он и другие инвесторы были наиболее подходящими клиентами, потому что они продолжали приходить из года в год, в то время как большинство пробовало спекулировать, но исчезали один за другим.

Что касается последних, я заметил очень странную тенденцию. Они принимали небольшую прибыль и терпели большие убытки. Примерно в то же время я услышал о человеке из Бруклина, который после нескольких попыток спекулирования сказал: «Я понял секрет этой игры – все эти трейдеры получают небольшую прибыль и большие убытки. Я открою дилерскую контору, и когда они начнут торговать у меня, я буду иметь небольшие убытки и большие прибыли». Он так и сделал. Вскоре он купил пару отелей и стал миллионером. Без сомнения, он не доверял своей собственной способности торговать, но попал в бизнес и сумел заработать больше денег, чем потерял.

Вернемся снова к моей карьере в первой брокерской конторе. Я должен сказать, что полученные там впечатления не способствовали спекуляциям, а показали заметные преимущества разумного инвестирования.

Следующей фирмой, где я работал, была контора со своими частными коммуникациями, филиалами и значительным количеством клиентов, больших и маленьких. Некоторые из них были крупными трейдерами, а некоторые были очень успешными. Здесь я действительно начал чему-то учиться, наблюдая за их методами. Один из клиентов произвел на меня сильнейшее впечатление, он был высокопоставленным должностным лицом в телеграфной компании, у которой мы брали в аренду оборудование. Он отличался от остальных своей фиксированной политикой сокращения потерь. Он никогда не отдавал приказ, если он не сопровождался стопом на два пункта. Он занимался наиболее активными и широко колеблющимися бумагами по обе стороны рынка. В отличие от многих клиентов, которые были текущими неудачниками, он был единственным человеком, кто, как я помню, постоянно добивался успеха. Обычно он торговал двумястами лотами за один раз и, как правило, получал чуть большую прибыль, чем комиссионные и два пункта, которыми он рисковал.

Когда я был в этой фирме, случился кризис 1893 года. General Electric снизился со 114 до 20, и American Cordage рухнул от 140$ до уровня реорганизации. Этот опыт показал мне, каким рискам подвержены люди, которые взяли на себя спекулятивные обязательства, но не ограничили свои возможные потери, и просто наблюдали за ними без возможности выйти, когда они вдруг обнаружили, что были неправы. Рынок для этих и других акций просто растаял, было мало покупателей и много вынужденных продавцов. Я видел что-то подобное во время паники 1890 года, но тогда это не произвело на меня такого же впечатления, потому что в то время я не был в таком тесном контакте с теми, кто имел спекулятивные позиции значительных размеров.

Несколько лет спустя я получил должность в большом, амбициозном и растущем брокерском доме Нью-Йоркской фондовой биржи, у которого была структура по всей стране. Длинный список клиентов и важные связи сделали его одним из самых больших быстро развивающимся домов на Wall Street. Здесь я смог получить еще более широкое представление о рынках, поскольку здесь торговали крупными хлопковыми и зерновыми позициями, а также акциями и облигациями. Многие из людей заработали немалые деньги. Но когда некоторые из них получали впечатляющие прибыли, я заметил, что их внезапное богатство привело к чрезмерному масштабированию и увеличенным потерям, потому что они, очевидно, не производили такого же суждения, когда задействовали большие суммы. Это был еще один момент в пользу медленного наращивания процесса.

Большие брокерские конторы в Бостоне, Филадельфии и Чикаго вели свой бизнес через наши сети, и не зная операций их индивидуальных клиентов, я мог судить только общий поток операций, который шел через фирму, в которой я работал, и был доступен мне. Тогда происходили два явных вида операций. Одним из них был большой приток заказов на покупку и продажу, по-видимому, от тех, кто пытался предвидеть близкие колебания. В результате было движение денег, приводившее клиентов к итоговым убыткам, и это доказывало, что трейдеры в других городах ничем не отличались от тех, с которыми я встречался здесь; то есть, все они были более или менее неэффективными в бизнесе.

Другие виды сделок произвели на меня наибольшее впечатление. Они состояли из устойчивой линии заказов на покупку ценных бумаг, таких как Atchison General Mortgage 4s и Incomes, Norfolk & Western, привелигированных Юнион Пасифик, и других заслуживающих наилучшую оценку акций и облигаций компаний, которые только вышли из под внешнего управления.

Они были куплены в очень больших количествах и отправлены, главным образом на Запад. Очевидно, что в великом железнодорожном центре Чикаго и его окрестностях были люди, хорошо осведомоленные в железнодорожном бизнесе, и они видели возможности в будущем для таких акций и облигаций, несмотря на паническое прошлое.

На бычьем рынке, рожденном первыми выборами Мак-Кинли в 1896 году и продлившемся в течение нескольких лет, акции компаний Union Pacifies, Readings, Atchisons и другие, которые прошли через внешнее управление, реорганизацию и переоценку, многократно выросли в цене и принесли самый яркий урок из тех которые я получал ранее.

У меня было много уроков в спекуляциях за четыре года работы в этой фирме. Это был бычий период, когда в многочисленных случаях небольшие счета превращались в большие. Губернатор Флауэр был лидером партии быков в то время, а некоторые его акции прошли путь от маленьких до больших фигур. У него было много последователей, он был совершенно честен с ним и зарабатывал огромные деньги для публики до того дня, когда скончался от сердечного приступа в своем рыбном клубе на Лонг Айленд. На следующее утро большинство из тех, кто имел профит на бычьей стороне и во много раз увеличили свой стартовый капитал, потеряли основную часть на открытии сессии.

Один из моих коллег приятелей показал пример того, что можно сделать за небольшие деньги. Начав с небольшого количества акций, он строил пирамиду, пока не поднял сумму в 3000 долларов, которая выглядела очень большой для клерка, работающего за тридцать долларов в неделю. Я обнаружил, что он основывал свое суждение не на новостях, а на исследовании колебаний. Он специализировался на American Sugar и Brooklyn Rapid Transit. Из своей прибыли он купил дом для себя, заплатив свои три тысячи долларов, “чтобы они не смогли от него ускользнуть.” Он вел графики рынка и изучал их разумно.

Ведение графиков в те дни считалось чудным занятием. Во многих брокерских конторах толкались люди с дикими глазами и чартами под мышками, которые следили за фигурами “двойная вершина” и “двойное дно” и показывали вам, где и как и почему «большие парни» делали то или иное со своими любимыми акциями. Но ни у одного из них, казалось, не было много денег. Возможно, потому, что они следовали строгому набору правил и не использовали много интеллекта.

Успешных студентов рынка было немного, и я начал понимать их методы мышления. Я был удивлен, обнаружив, что сам рынок давал вводные о своем будущем курсе, и я начал следовать в том же духе. Это не мешало моему изучению внутренней стоимости и доходности, а скорее дополняло его, поскольку я часто обнаруживал, что статистика и действия рынка будут указывать в одном направлении.

Что касается манипулирования, у него, похоже, была одна из трех целей: заставить людей покупать, продавать или держаться в стороне. И я решил, что манипуляторы пытались действовать наоборот. Рынок в то время состоял из сравнительно небольшого количества акций, хотя они росли. Доминирующим торговым фактором был Джеймс Р. Кин. Партия Рокфеллера была активна в некоторых своих акциях. Морган еще не «прыгнул» в Стальной трест, Гейтс и Гарриман уходили к горизонту, и солнце Гулда только собиралось взойти. Это был рынок, который можно было легко ужалить новой группой влиятельных интересов, работающих в гармонии, но, хотя общественное участие и объем торгов были велики, его нельзя сравнивать с сегодняшними рынками по количеству участников или по большому количеству акций.

Обеспечив новый взгляд на рынок, я начал пытаться судить о нем по его собственным действиям, главным образом в отношении общей тенденции. Теория цен Доу произвела на меня значительное впечатление. Я ясно понял его теорию о том, что одновременно происходили три различных движения рынка:

  1. долгосрочный тренд, продолжающийся в течение нескольких лет;
  2. колебания от тридцати до шестидесяти дней
  3. небольшие колебания, продолжающиеся от одного до нескольких дней.

Значение этих предположений оказывается великой при правильном применении. Я жаждал знаний о фондовом рынке и инвестициях, но к моему большому сожалению, было очень мало людей, которые могли бы мне помочь, и очень мало печатной продукции, которая имела бы какую-либо ценность. Поэтому я должен был раскопать это для себя, как только можно. Это был медленный процесс, или может быть я не был достаточно смекалистым, чтобы быстро его освоить, но я таки добился прогресса, о чем расскажу далее.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

1комментарий

сначала новые
по рейтингу сначала новые по хронологии
1
Валентин

Спасибо. Давно ждали продолжение вашего перевода.