Глава 10. Правда про усреднение

Автобиографическая книга, которую написал Ричард Вайкофф. В ней он в увлекательной манере повествует о своем пути на Уолл-Стрит. Ричард рассказывает свой опыт успеха и ошибок, делится наблюдениями, полученными за время работы в качестве брокера, трейдера и учителя, дает рекомендации. Практически все выводы, к которым пришел Вайкофф, справедливы и для сегодняшних рынков. Чуть позже эта книга была переиздана с некоторыми дополнениями под называнием "Wall Street Ventures and Adventures through 40 Years"

Содержание

   
Back to Блог

ПРАВДА ОБ УСРЕДНЕНИИ

Огромные деньги теряются или связываются в сделке людьми, которые практикуют усреднение. Их теория заключается в том, что если они купили ценную бумагу по 100, а цена пошла к 90, то бумага просто подешевела, и чем ниже цена, тем дешевле бумага. Как и все правила и теории на Уолл-стрит, иногда это так; но гораздо чаще бывает так, что когда рыночная цена ценной бумаги снижается, ещё быстрее сокращается её внутренняя стоимость и доходность.

Хотя снижение цены часто происходит из-за спада на общем рынке облигаций или акций, или и тех, и других, в силу некоторых обстоятельств, влияющих на определенную группу акций, довольно часто случается так, что цена актива снижается из-за неустранимой слабости в делах компании или из-за сужения перспектив. О таком влиянии часто знают только те немногие, кто находится в тесном контакте с делами компании. Иногда развитие в неблагоприятную сторону происходит постепенно, а иногда в одночасье могут произойти события, вызывающие радикальные изменения в прежних оценках или стоимости.

Какой бы ни была причина снижения, вопрос об усреднении приводит в замешательство людей, которые купили по более высоким ценам и хотят решить, является ли усреднение хорошим выходом. Очень часто это способ увязнуть ещё глубже. Следовательно, чтобы разумно судить о необходимости усреднения, необходимо знать, что послужило причиной спада.

Я припоминаю, как несколько лет назад купил акции по цене около 45. Через некоторое время после того, как я её купил, цена снизилась примерно до 30, после чего я узнал об андеррайтинге этой акции и что для инсайдеров всё, что выше 30, представляет собой прибыль.

Дела компании шли прекрасно, но акцией управляли плохо, и те, кто отвечал за её рыночные действия, сбежали, бросив на пороге своё детище. Зная, что акция была в руках публики, я не стал усредняться по 30, а ждал, пока она не упадет до 15. Затем я купил на соответствующую сумму. Я продал этот объём с прибылью в десять пунктов, что снизило мою среднюю стоимость до 35 долларов. Затем акции упали до 12, и я снова купил, перепродав по 16, снизив свою среднюю стоимость примерно до 31. Через несколько месяцев она выросла до 38, где я её и продал. Это позволило мне выйти почти в безубыток с учётом размера моего пакета акций.

Эти транзакции длились два или три года и служат иллюстрацией хорошего способа усреднения по облигации или акции, которые разочаровывали в своих действиях. Это метод, применяемый крупными заинтересованными сторонами, которые, как было описано выше, часто работают на малых масштабах и пользуются всеми небольшими изменениями на рынке.

Почему я купил акции, когда они падали? И почему я не продал в убыток? Потому что я провёл расследование через должностных лиц компании и обнаружил, что корпорация находилась в явно процветающем состоянии, её обязательства снизились, а доходность возросла – в то время, когда акции снижались с 45 до доли от этой цифры. Это был тот случай, когда внутренняя стоимость росла, хотя рыночная цена снижалась.

Таким образом, я всегда был готов покупать больше, если цена шла ещё ниже, и, продавая на ралли, я обеспечивал средства для закупки. Купив первый лот (в среднем около 15), я был в состоянии продать его на ралли и повторно купить его при снижении, так что, каким бы путём ни пошел рынок, я бы выиграл. Если бы цена снизилась до 10, а затем до 5, я, вероятно, купил бы на такую же сумму или даже удвоенное количество – но всегда глядя на компас, которым было физическое, финансовое и коммерческое состояние компании.

Такие акции иногда снижаются под собственным техническим весом, когда давление ликвидируемых акций сочетается с отсутствием поддержки; или они могут быть принудительно понижены – т. е. искусственно подавлены теми, кто желает накопить эти акции на низких уровнях. В этом случае, я думаю, была комбинация обоих влияний.

Большинство людей делают ошибку при усреднении, начиная его слишком рано; или, если они покупают в близком масштабе, скажем, на один пункт вниз, не имея достаточного капитала, чтобы довести сделку до конца в случае, если снижение будет в два или три раза больше количества пунктов, чем они ожидают. Я вспоминаю друга, который после того, как увидел продажи «Union Pacific» по 219 в августе 1909 г., подумал, что купить по 185 будет очень дёшево и ещё дешевле будет покупать по 160. Он совершил огромную сделку по 135. Он покупал на каждом из этих уровней. Но на 116 его капитал был истощён, и, как выразились на Уолл-стрит, «его смыло волной».

Восемьдесят пять или девяносто процентов случаев гибели в бизнесе, инвестициях и спекуляциях обусловлены либо чрезмерной торговлей, либо нехваткой капитала, что, если вдуматься, одно и то же. А те, кто усредняют свои инвестиционные или спекулятивные покупки, во многих случаях показывают яркие примеры причин неудач.

Несколько лет назад, когда Weber &Fields создали один из звёздных театральных аттракционов Нью-Йорка, у них была сцена в банке, где одна команда представляла банкира, а другая – клиента учреждения.

«Служащий», наблюдая за «клиентом» в окошке, задал очень подходящий вопрос: «Положить или снять?»

Я недавно вспоминал об этом, когда думал о количестве людей, которые год за годом приходят на Уолл-стрит, и с различными результатами (в основном, должен признать, плохими), продолжают снимать и вкладывать до тех пор, пока не добьются успеха или провала. И я постоянно задаю себе, в качестве своего рода проверки, вопрос – вкладывая и снимая, делаю ли я успехи или возвращаюсь назад. Как лягушка, которая пыталась выпрыгнуть из колодца, я иногда проскальзываю, но каждый год вижу, что прогрессирую.

Бывают времена, когда мне приходится держаться очень близко к берегу, потому что под влиянием разных причин моё суждение находится не на должном уровне. Однако иногда я достаточно упрям, чтобы продолжать сражаться в эти периоды, потому что никто ещё долго не задерживался на рынке ценных бумаг, не привыкнув к наказанию. Как уже было объяснено, успех означает больше хороших, чем плохих инвестиций или рискованных предприятий, читатели предыдущих глав поймут, что я имею в виду.

Каждый должен периодически сесть и уделить внимание своим активам – не ценным бумагам, а собственным способностям, суждению и, что самое важное, полученным к настоящему времени результатам. Если он обнаружит, что последние несколько месяцев или лет были неудовлетворительными и убыточными, исходя из количества времени, размышлений, обучения и привлечённого капитала, он должен приостановить операции, пока не выяснит причину; затем он должен это исправить. Это может быть сделано путём изучения и практики (на бумаге или с десятью лотами или облигациями на одну тысячу долларов, если необходимо), пока он не будет уверен, что преодолел трудности.

Может быть, он хронический бык и находится на медвежьем рынке. Я часто обнаруживал, что я не в гармонии с рынком, хотя я никогда не являюсь хроническим быком или медведем, но всегда являюсь тем видом животного, которого требует ситуация.

Однако для меня было большим преимуществом время от времени смотреть на себя со стороны и выяснять, где я застрял, и, если что-то пошло не так, то почему? Я думаю, что важнее изучать мои неудачи, чем мои триумфы.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Back to Блог