Глава 5. Опыт инвестирования в акции добывающих компаний

Автобиографическая книга, которую написал Ричард Вайкофф. В ней он в увлекательной манере повествует о своем пути на Уолл-Стрит. Ричард рассказывает свой опыт успеха и ошибок, делится наблюдениями, полученными за время работы в качестве брокера, трейдера и учителя, дает рекомендации. Практически все выводы, к которым пришел Вайкофф, справедливы и для сегодняшних рынков. Чуть позже эта книга была переиздана с некоторыми дополнениями под называнием "Wall Street Ventures and Adventures through 40 Years"

Содержание

   
Back to Блог

НЕКОТОРЫЙ ОПЫТ В АКЦИЯХ ДОБЫВАЮЩИХ КОМПАНИЙ

Инвестор, выбирающий ценные бумаги компаний, которые постоянно реинвестируют деньги в свою собственность, едва ли значительно ошибётся, но он постоянно должен быть настороже, чтобы заметить любое изменение в политике из-за изменившихся условий или из-за того, что контроль над компанией попадёт в другие руки. The New York, New Haven & Hartford RRailroad раньше была примером последовательного и осторожного управления и в течение многих десятилетий считалась инвестицией высокого качества. Но пришло время, когда политика экспансии привела New Haven в упадок. Тому было множество сигналов, особенно когда устойчивый характер ликвидации указал, что что-то пошло не так.

Карнеги сказал: «Положи все яйца в одну корзину и следи за ней». Я бы распределил эти яйца и наблюдал за всеми корзинами.

Никогда не связывайте себя узами с ценной бумагой. Даже если вы держите ее уже долго, нет никаких причин, по которым вам не следует время от времени обновлять свой список, перебирая и тщательно обдумывая, какие бумаги вы держите и не будет ли что-то еще работать с большей выгодой для вас. Я считаю, что получаю наилучшие результаты, рассматривая каждую инвестицию как отдельное маленькое предприятие. Когда я покупаю ценную бумагу, я полагаю, что, будучи держателем облигаций, я являюсь кредитором и мои деньги обеспечены, но это не так, когда я становлюсь акционером. Это делает меня партнером предприятия и поэтому я хочу быть реальным, а не безучастным партнером; ибо если я не позабочусь о своих интересах, никто больше этого не сделает.

Это объясняет одну из причин, почему я люблю иметь дело с людьми лучшими из лучших во всех отношениях — потому что я знаю, что они не лежат без сна по ночам, планируя, как отнять деньги у меня или других акционеров. Возможно, ни один глава корпорации не может быть вне критики, но любой, кто вкладывает свои доллары в такие корпорации как US Steel, Bethlehem Steel, General Motors, General Electric и других промышленных и финансовых лидеров, может быть уверен, что эти компании находятся под началом первоклассных управленцев в своей отрасли, которые стремятся сделать предприятия прибыльными для сотен тысяч крупных и мелких акционеров.

«Выбери свою компанию» хорошая заповедь для инвестора.

Раньше на Уолл-стрит (прим.) орудовала банда разбойников, которые использовали ведущие акции железных дорог и промышленных компаний как ножницы, которыми они срезали деньги с публики, но эти дни быстро прошли. Лидеры в области финансов давно поняли, что они могут сделать больше денег на честной сделке, чем любым другим способом. Тем не менее, я считаю, что стоит сохранять скептицизм до тех пор, пока вы не убедитесь по наработанной репутации менеджеров, что они работают не только в собственных, но и в ваших интересах.

В своих интересах при каждом чтении «The Magazine of Wall Street» я изучаю эти существенные факторы так тщательно, как никогда прежде. Недостаточно знать, что факты и условия, лежащие на поверхности, обозначили определенную тенденцию, я хочу проникнуть в суть происходящего и выяснить почему. По этой причине я нанимаю следователей, юристов, горных и нефтяных инженеров. Я отправляю людей в разные части страны, чтобы узнать местный колорит и рассмотреть моё предположение под всеми углами.

После найма одного инженера я иногда посылаю другого, чтобы перепроверить первого. Это может обойтись в несколько тысяч долларов, но когда вы вкладываете реальные деньги в предприятие, вы не можете быть уверены во вложении без тщательного расследования. Не так давно я рассматривал два добывающих предприятия, которые хорошо выглядели на первый взгляд. Их изучение стоило мне две тысячи долларов и я отказался от них на основании отчета инженера. В одном случае шахта оказалась лучше, чем мне впервые показалось. Каждое из этих предприятий или оба могут развиться в крупные добывающие компании, но, принимая во внимание все факты, я пришел к выводу, что они были недостаточно хороши для меня, чтобы в них инвестировать.

Хотя отчет инженера отнюдь не является последним словом в принятии решения, однако в сто раз лучше иметь экспертное мнение, чем судить самому или придерживаться чьей-то дилетантской точки зрения; тем не менее, особенность добычи ископаемых заключается в том, что даже если самые именитые инженеры дадут неблагоприятный отчет о перспективах предприятия, они могут в конечном итоге оказаться в дураках.

Добывающая промышленность очень привлекательна для меня. На самом деле, все, что дает земля, всегда представляло особый интерес для многочисленных членов семьи Вайкоффов. Первый Вайкофф после высадки в Нью-Йорке в начале 1600 годов управлял поместьем Питера Стайвесанта, которое находилось в центре Нью-Йорка, где сейчас стоит здание терминала Гудзона. Его потомок, мой дедушка, который организовал Ганноверскую пожарную страховую компанию и был одним из первых акционеров Ганноверского национального банка, также глубоко интересовался добычей. Он изобрел процесс сепарации еще в 1850-х годах и успешно добывал золото в штате Вирджиния до и во время гражданской войны, в месте, вблизи которого состоялась Битва в Глуши.

Если бы я планировал карьеру заново, то склонялся бы к инженерии в добывающей промышленности, потому что это интересная профессия; но, посещая множество добывающих предприятий и наблюдая за методами инженеров и за тяжелыми условиями, которые часто бывают в разных шахтах, я ясно вижу, как Старая Мать-Земля может одурачить лучших из них.

По этой причине я никогда вложусь в добывающее предприятие, если не буду готов потерять каждый цент, потраченный на него.

Но есть много способов, которыми даже дилетант может проверить такого солидного человека как горный инженер. Я сделал немалые деньги на добыче полезных ископаемых и рассчитываю сделать намного больше, потому что я уже многому научился и буду использовать эти знания, чтобы увеличить прибыль в будущем.

Прежде всего, я хочу знать, чьи интересы стоят за шахтой — чьи доллары находятся рядом с моими? Есть ли у них опыт успешного развития добывающих предприятий? Какие ошибки они сделали? Были ли они сами обмануты или не обманывали ли акционеров, или и то, и другое? В каком направлении сейчас идет развитие? Правильно ли финансируется компания? Каковы заслуги и репутация инженера, который руководит разработкой? Найдется ли для металла или минерала, который они добывают, рынок сбыта сейчас и в будущем? Если это золотой, серебряный или медный рудник, каковы перспективы этих металлов? Складываются ли будущие условия так, что шахта окажется более или менее производительной и, следовательно, инвестиционно привлекательной? Не иссякнет ли рудник через нескольких лет или есть разведанный запас ископаемого, до которого можно добраться алмазным бурением, и стоимость которого оценена? В этих условиях, каков вероятный срок службы шахты и предполагаемая прибыль на акцию за этот период? Эти и десятки других вопросов я задаю себе и другим перед тем, как вкладывать свои деньги в предприятие.

Некоторые добывающие предприятия очень спекулятивны; некоторые находятся на инвестиционной стадии или приближаются к ней. Моя задача состоит в том, чтобы забраться на борт лучших из них прежде, чем они доберутся до стадии, когда все сливки будут сняты. Другими словами, я сам хочу эти сливки, для чего мне часто приходится рано вставать и долго выжидать, прежде чем процесс снятия сливок завершится.

Иногда я вхожу в акции добывающих компаний, чтобы получить прибыль от колебаний рыночной цены, а иногда – чтобы получать прибыль с основания компании. Чтобы проиллюстрировать этот момент, я объясню операцию в Magma Copper, акции которой я держал в значительном количестве более четырех лет.

Однажды я приехал в центр города, когда друг, которого я встретил, сказал мне, что в Magma «что-то происходит» и предложил мне взглянуть на это. Я взглянул и увидел, что идет осторожная скупка. (Я всегда уделяю больше внимания действию рынка, чем тому, что кто-либо говорит.) Как я помню, акции первоначально продавались по цене около 12 долларов за акцию, выросли до 18 долларов, а затем были распроданы около 15 долларов. К моменту, когда он сказал мне, они поднялись к 20 долларам, указывая, что задействованы новые силы.

Я решил купить 200 акций и ждать дальнейшего развития событий. Цена зависла на одном уровне на день или два, когда неожиданно мой брокер позвонил мне и сказал, что у Magma заявка на покупку по 21, после чего я немедленно дал ему приказ купить 500 акций по рынку. Ему пришлось заплатить 22 за некоторые из них. Затем я купил еще 500 акций, которые стоили мне дороже примерно на пункт или около того. Поскольку мне всегда нравится покупать что-то, что «трудно купить», действие этой акции меня очень порадовало, особенно потому, что она закрылась в ту ночь около 28 или 29 пунктов.

Затем я решил выяснить, в чем же дело и узнал, что были открыты такие свойства руды в Magma, что если ее количество достаточно велико, шахта будет одной из важнейших в этой стране, и по оценке инсайдеров акции будут стоить не меньше 200 долларов. Я рассказал об этом своим друзьям.

Без сомнения, спекулятивные конторы жестко шортили, потому что когда устойчивая скупка продолжилась, цена стремительно росла, пока примерно через три недели акции не стали продаваться по 69, и у меня было около 55 000 долларов прибыли на 1200 моих акций.

Я взял эту прибыль? Нет. Я не пошел на это за эту сумму денег. Разве надо мной не посмеивались, что я не делаю это в то время, когда акции колебались между 25 и 55 пунктами в течение последних четырех лет? Посмеивались. Почему я не взял прибыль? Я скажу вам: потому что, когда я купил эту акцию, я решил, что шахта принесет больше денег, чем колебания цены — если только кто-то не лгал. И, следуя моему обычному решению быть готовым потерять все, что я вложил в шахту, я настроился удерживать мои 23 000 долларов инвестиций в Magma, пока не станет ясно пустышка это или золотое дно.

Она оказалась золотым дном, и хотя сегодня акции продаются только за половину от максимальной цены 69, я не только придерживаюсь прежнего мнения об их будущем, обозначившимся в 1915 году, но у меня есть еще много, очень много причин, чтобы верить в прочность этого предприятия.

Зарегистрированный капитал Magma Copper Company составляет 1 500 000 долларов, в обращение выпущены акции номинальной стоимостью 5 долларов на 1 200 000 долларов. При наличии 240 000 акций цена 35 представляет рыночную стоимость в 8 400 000 долларов. Основной пакет у полковника Уилзама Б. Томпсона, который за последние двенадцать или пятнадцать лет сделал на ценных бумагах добывающих компаний больше миллионов, чем любой другой человек на Уолл-стрит.

С тех пор, как была обнаружена реальная стоимость предприятия, г-н Томпсон и его друзья неуклонно накапливали акции Magma, так что теперь из 240 000 акций в руках общественности осталось не более 20 000 акций. Откуда я это знаю? Потому что я пошел на очень большие хлопоты и расходы, чтобы проверить это со всех сторон. Я не верю никому на слово; я опираюсь на факты, а не только на точку зрения Уолл-стрит. Несколько месяцев назад я посетил предприятие и вместе со своим горным инженером спустился до уровня 1400 футов. Я видел от 40% до 60% борнита со всех сторон от меня в некоторых туннелях и поперечных разрезах. Это предприятие развивалось в огромных масштабах, и теперь, когда новый шток был закончен, было готово к массовому производству. Доход от его серебра и золота настолько снижает издержки на добычу меди, что сегодня оно является одним из самых дешевых производителей в этой стране. А глубоко внизу – целый мир руды.

Те, кто знает полковника Томпсона лучше всех, говорят, что он никогда не продаст свою Magma. Что касается меня, я собираюсь подождать, пока не увижу, что он начнет распродавать, и тогда желающие смогут получить и мою долю.

Придирчивые критики скажут: «Он пытается задрать Magma, чтобы он мог ее продать». Пусть придираются. Мне все равно, покупает ли кто-нибудь, кто читает это, Magma или нет. Не имеет никакого значения ни для полковника Томпсона, ни для меня, ни для моих друзей и подписчиков, которые купили акции в период силы, что они прочитали в «The Magazine of Wall Street» и кто владеет большей частью из 20 000 акций, на которые я ссылался. Все, что я хочу им сказать, это: держите их, и вы не пожалеете. Что касается профессиональных паразитов и доморощенных критиков, позвольте мне обратить их внимание на тот факт, что я так или иначе говорю, пишу, расследую, торгую и инвестирую почти во все ценные бумаги на Нью-йоркской фондовой бирже и за ее пределами. Так что они могут заранее подготовить свои критические замечания и отсортировать их в алфавитном порядке, чтобы легко и быстро извлечь их при необходимости.

Этот опыт в Magma иллюстрирует преимущество тщательного расследования, после которого надо вцепиться в свои акции мертвой хваткой до тех пор, пока не произойдет нечто, что по ясной причине не заставит вас изменить свою позицию. Я не утверждаю, что бумажная прибыль в Magma является каким-либо критерием, но я хочу подчеркнуть важность принятия решения в отношении инвестиций или спекулятивных сделок и обоснования этого решения на прочных предпосылках — делая их своего рода статистической скалой, на которую вы можете крепко встать и стоять столько, сколько потребуется.

Многие люди говорили: «Почему вы не продали и не откупили дешевле?» Лично я никогда не делал деньги на откатах, которые можно определить только задним числом, которое так часто процветает на Уолл-стрит, что ясно показывает, что истинное процветание определяется проницательным предвидением.

Если бы я продал по высокой цене, я бы, конечно, мог выкупить их обратно на уровень ниже или по еще более низкой цене, затем перепродать и перекупить, но, как я уже сказал, это была не такого рода операция, хотя иногда требовалось немало сил, чтобы сопротивляться соблазну.

Вкладываться в руду в земле, в сочетании с первоклассным управлением, достаточным капиталом и большими личными обязательствами со стороны тех, кто управляет предприятием, почти так же безопасно, как держать деньги в банке; но это должна быть правильная руда и в таком количестве, чтобы она приносила очень большую прибыль пропорционально первоначальным инвестициям.

В другом месте читатель найдет ссылку на трудности в ожидании большой прибыли, но в основном люди испытывают меньше проблем с выдержкой, когда они сталкиваются с большими потерями. Есть один способ, с помощью которого можно преодолеть большую часть этих трудностей, а именно, тщательно собирать факты, когда вы принимаете окончательное решение и постоянно проверять их на каждом этапе в течение всего времени, пока вы его придерживаетесь. Если сделать это, не будет места догадкам. Это вопрос только того, сколько труда и затрат вы готовы понести, чтобы сделать ваши инвестиции успешными.

Мы добиваемся успеха пропорционально количеству энергии и предприимчивости, которые мы используем для достижения результатов. Успех не для человека, который желает сидеть и ждать, когда что-то само свалится ему в руки.

Я считаю, что это плохая политика — ждать, когда Возможность постучится к вам в двери. Я тренирую свои уши так, чтобы услышать, как Возможность появляется на улице задолго до того, как она дойдет до моей двери. Когда Возможность стучит, я стараюсь дотянуться до нее, схватить Возможность за шиворот и втащить к себе.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Back to Блог