Глава 7. История одного неполного лота

Автобиографическая книга, которую написал Ричард Вайкофф. В ней он в увлекательной манере повествует о своем пути на Уолл-Стрит. Ричард рассказывает свой опыт успеха и ошибок, делится наблюдениями, полученными за время работы в качестве брокера, трейдера и учителя, дает рекомендации. Практически все выводы, к которым пришел Вайкофф, справедливы и для сегодняшних рынков. Чуть позже эта книга была переиздана с некоторыми дополнениями под называнием "Wall Street Ventures and Adventures through 40 Years"

Содержание

   
Back to Блог

VII. ИСТОРИЯ ОДНОГО МАЛЕНЬКОГО НЕПОЛНОГО ЛОТА

Режим торгов «Неполные лоты» предназначен для заключения сделок с ценными бумагами, количество которых меньше, чем размер установленного лота в Режиме основных торгов. Источник: https://www.moex.com/s1433. (прим. перев.)

В предыдущих статьях я упоминал о важности глубокого понимания отрасли, представленной ценными бумагами, в которые вы решили инвестировать. В этом деле невозможно переусердствовать. Некоторые люди, просматривая список ценных бумаг, указанных в ежедневных газетах, не знают, относятся ли сокращённые названия к железным дорогам, промышленным или скотоводческим предприятиям. Но они должны это знать и особенно они должны знать историю, финансовое состояние и характер управления выбранными ими предприятиями.

В течение долгого времени я изучал историю и развитие индустрии фонографов и делал расчёты относительно тенденций её развития в будущем. В течение многих лет она была в значительной степени монополизирована, будучи защищенной патентами, хотя в некоторой степени спорными, но весьма эффективными. Так что когда в феврале 1919 г. я обедал с другом и он сказал мне, что нечто важное может произойти на приближающемся собрании Американской (ныне Колумбийской) Граммофонной Компании, я знал, что любые резкие повороты в развитии этой компании имеют под собой солидное основание. В делах этой компании была прочная основа для того, чтобы что-то могло произойти.

Мы говорили о том, как миллионы солдат, отправившихся на войну, возвращаясь, балдели от музыки, и как их опыт за границей и в американских лагерях доказал им ценность домашнего фонографа; как люди, которые никогда прежде не могли позволить себе такую роскошь, теперь могли покупать такие вещи, что привело к беспрецедентному спросу как на фонографы, так и на пластинки.

«Я так понял, – сказал мой друг, – что анонс Колумбийской встречи, вероятно, поднимет акции до 150».

Поскольку эти акции торговались около 135, я не обратил на это особого внимания и почти забыл о случившемся до того момента, когда однажды утром, придя в офис, не увидел в газете небольшое объявление о том, что управление Колумбии выплатит дивиденды в размере 2,50 доллара на акцию наличными и одной двадцатой доли в акциях. В другом месте этой газеты, среди несущественных новостей, было высказано предположение, что в будущем Граммофонная Компания будет проводить политику выплат определенной суммы наличными, а также небольшого дивиденда в акциях каждый квартал. И официальное объявление, и новостная заметка были сформулированы в таких скромных выражениях, что их значение было совсем не очевидным.

Но быстрая прикидка в уме показала следующее: 2,5 доллара за акцию в квартал означали 10 долларов в год. Одна двадцатая доли за квартал составляла четыре двадцатых, или одна пятая доли за год. При рыночной цене акции 135 эта пятая часть акции равна 27 долларов за акцию в год или всего 37 долларов за акцию – с учетом наличных и дивидендов в виде акций. Вывод: цена должна вырасти в диапазон от 200 до 300 долларов за акцию, в зависимости от того, с какой частотой будут выплачиваться дивиденды в акциях.

Добравшись до офиса, я позвонил в штаб-квартиру компании и узнал, что руководство планировало объявить бессрочную выплату ежеквартальных дивидендов в  акциях в размере одной двадцатой, поэтому я начал покупать по рынку акции Американского Граммофона по меньшей мере на 15 000 долларов. Очевидно, другие тоже поняли, что означало это маленькое объявление, потому что было много покупателей и мало, если они вообще были, продавцов. Мне, наконец, удалось купить две двадцатых доли акций в среднем по 164 1/4, а следующий лот, который мне предлагался, был уже около 179. Поскольку это было далеко от цены, по которой я начал покупать, и я не хотел бороться при таком соперничестве, я решил отдать сорок акций своей жене и посмотреть, что я могу сделать для неё с этим маленьким неполным лотом. Вскоре цена заявок на покупку составила 180, а затем 200, но в то же время сделок практически не было.

Эти сорок акций стоили 6575 долларов, что, хотя и не являлось большой инвестицией, давало большие возможности, как я покажу далее, с учётом их размера. Это была не первая моя сделка в Граммофоне, я уже делал на нём, при удобном случае, ощутимые деньги, покупая около 70, продавая по 135, перекупая около 110 и удерживая до 160. С учётом этих сделок сорок акций мне не стоили почти ничего.

Около пяти лет назад «The Magazine of Wall Street» опубликовал статью о звукозаписывающей отрасли, показавшую, что эта отрасль процветает и имеет исключительно многообещающий прогноз. Некий нью-йоркский биржевой брокер, зная, что акции старой Американской Граммофонной Компании хорошо разошлись по рынку много лет назад и контроль над ними должен был оставаться на открытом рынке, отправился в Уилмингтон, штат Делавэр, где ему удалось добиться пятнадцатиминутного интервью с представителями DuPont. В результате DuPont получили контроль над отраслью, скупив акции в диапазоне цен от ниже номинала до почти 200 долларов за акцию за последние лоты.

Затем начался период развития и расширения под новым и более эффективным управлением. В результате за следующие несколько лет компания добилась очень больших успехов. За это время акции, которые достигали в цене 196 или около того, постепенно дешевели, пока летом 1918 г. они не стали продаваться по цене около 50 долларов за акцию. Где-то между этим уровнем и 135 пунктами, ближе к которым держалась цена, когда я снова обратил на них внимание, те, кто их контролировал, очевидно, увидели возможность «вывести на новый уровень», как это было в случае с General Motors и другими крупными корпорациями, в которых у них были интересы – с возникающим в результате дефицитом акций к моменту выхода новостей.

Я знал, что новая корпорация, поглотившая старую, выпустила обыкновенные акции, объём выпуска которых намного превышал количество старых акций на бирже, поэтому в объявлении о дивидендах я сумел прочитать скрытое между строк и смог сделать более точный прогноз, чем если бы я не был знаком с историей «Колумбии» и если бы я не изучал методы финансирования и развития DuPont.

В предыдущей главе вы найдете ссылку на понятие технической позиции. Было бы трудно представить себе позицию более сильную, чем та, что сложилась в этой ситуации после выхода новостей, потому что на жаргоне Уолл-стрит это обозначалось как «нет продавца». Это было незадолго до того, как акции стали продаваться по цене более 300 долларов за штуку.

Летом, когда я был в длительном путешествии по побережью Аляски, я получал нью-йоркские газеты с опозданием на семь-пятнадцать дней, но я знал, что что-то большое или важное потребует нескольких недель, чтобы свершиться, так что я буду достаточно осведомлён о происходящем.

С частыми периодами покоя и реакциями-откатами акции постепенно забрались вверх до 400 долларов, а затем и до 500 долларов за акцию, и с каждым шагом ежеквартальные дивиденды в виде акций становились все более ценными; то есть одна пятая часть акции в год (состоящая из четырех ежеквартальных выплат по одной двадцатой акции) имела стоимость 40 долларов, когда акции продавались по 200 долларов; соответственно 60 долларов при акции по 300 долларов; 80 долларов при акции по 400 долларов и 100 долларов, когда цена акции выросла до 500 долларов. Это более всего, что я когда-либо видел, походило на то, что обозначается как “поднять самого себя за шнурки ботинок».

За 40 акций первый дивиденд составил 2 акции, а второй – 2,1, что составило всего 44,1 акции. К тому времени начали возникать тени грядущих событий, поскольку компания объявила, что в скором времени она обменяет старые акции с номинальной стоимостью 100 долларов на новые акции без номинальной стоимости и что каждый держатель одной старой акции получит десять новых акций. Разовые сделки на краю диапазона проходили в районе 500 долларов за акцию, и теперь новые акции начали продаваться «с размещения» между 43 и 50, а в течение месяца в августе 1919 года – разогнались до 59. На низких уровнях от 43 1/2 до 46 в августе и сентябре акции демонстрировали превосходное сопротивление давлению, в то время как остальная часть рынка оставалась слабой, и по её действиям я пришёл к выводу, что мы приближаемся к стадии «фейерверка».

В октябре акции были размещены на Нью-йоркской фондовой бирже и стали очень активными, быстро повышаясь на несколько пунктов в день, пока не достигли 75. Объём торгов значительно возрос. На некоторых сессиях оборот достигал от 50 000 до 75 000 акций, не говоря уже о сделках с неполными лотами, которые не были зарегистрированы. Многочисленные газетные статьи привлекали внимание к развитию компании. Я наблюдал, как цена акции ходила вверх и вниз между 70 и 75, и когда я увидел, что появляются определенные признаки, то решил, что если цена снова уменьшится до 70, я продам часть своего неполного лота.

К тому времени 44,1 акции были обменены на 441 акцию нового выпуска, а вскоре после этого были получены дивиденды в размере 22 акций, что составило 463 акции стоимостью 70 долларов за акцию………………………………………..……………………..………32 410,00 долл.

плюс три раза были выплачены дивиденды по 2,50 доллара США на акцию по различным лотам……………………………………………………………………………………………………315,25 долл.

___________

32 725,25 долл.

минус затраты на 40 акций и комиссии ………………………………6 575,00 долл.

Итого прибыль при цене 70 долл. за акцию …………………………26 250,25 долл.

Ежеквартальные дивиденды в виде акций составили 23 акции или 1 610 долларов в квартал, или 6 440 долларов в год, если акции останутся на уровне 70 долларов. Прибавьте к этому денежные дивиденды, которые по новым акциям составили одну десятую старых и выплачивались по ставке 25 центов на акцию или 1 доллар в год – тогда доход составил около 6 900 долларов при первоначальной инвестиции менее  6,600 долларов.

Это был большой процент, при условии, что акции останутся на уровне 70 долларов, но поведение акций указывало на то, что инсайдеры продавали, по крайней мере, часть своей линии, возможно, достаточную, чтобы вернуть свои первоначальные инвестиции. Решив, что когда инсайдеры продают, пришло время продавать и остальным, я распродал 263 акции по 70, вернув первоначальные 6575 долларов, за исключением 12 080,25 долларов наличными, в дополнение к 200 акциям, оплаченным в полном объеме.

Фактически, учитывая прибыль и денежные дивиденды, эти 200 акций стоят около 60 долларов за акцию при почти отсутствующих затратах. Поэтому я не видел, каким образом моя жена может проиграть в этой сделке.

Продажа этой части акций поставила меня в хорошее положение ещё и по другой причине. Если бы инсайдеры поддержали акцию при снижении, а затем подняли цену на новый высокий уровень, то у меня оставались акции, чтобы воспользоваться этим преимуществом. Но если, что было более вероятно, они позволят акциям просесть, я мог бы заменить на более низком уровне цен то, что я продал, а затем заработать на повторных повышениях и распределениях, которые могут произойти.

Вот несколько моментов, которые следует иметь в виду в связи с этой небольшой сделкой с неполным лотом: я знал отрасль, её нынешнее состояние перепроданности и её будущие тенденции. Также я знал позицию Компании Колумбия в этой системе.

Скрытая информация гласила, что акция продвинется на 15 пунктов. Это было неправильно; цена выросла на сотни пунктов. В своих действиях я опирался на общедоступную информацию. В офисе компании я нашёл подтверждение этим фактам.

Поставив себя на место инсайдеров, я смог понять их рассуждения и увидеть цель их кампании. Я взял прибыль вместе с ними, вовремя переведя позицию в деньги, и исключил тем самым возможные потери.

Очевидные или текущие условия не учитывались, в расчёт принимались только факты, которые указывали на то, каким будет будущая цена. Технические условия были внимательно изучены в поисках признаков движений инсайдеров.

Продажа около вершины освободила наличные деньги, на которые можно было снова купить акции по более низкой цене.

Я не получил все сто процентов возможного в этой маленькой сделке, но был очень близок к этому.

Мой опыт работы с акциями Американского Граммофона показывает, что иногда можно делать с неполными лотами, и оспаривает мнение, что дробные партии акций слишком малы, чтобы иметь с ними дело и поэтому их следует игнорировать. Я подробно описал здесь этот вопрос, чтобы чётко изложить причины каждого шага, и я надеюсь, что приведённые здесь предложения окажутся полезными для моих читателей.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Back to Блог