Глава 8. Правила торговли и инвестирования

Автобиографическая книга, которую написал Ричард Вайкофф. В ней он в увлекательной манере повествует о своем пути на Уолл-Стрит. Ричард рассказывает свой опыт успеха и ошибок, делится наблюдениями, полученными за время работы в качестве брокера, трейдера и учителя, дает рекомендации. Практически все выводы, к которым пришел Вайкофф, справедливы и для сегодняшних рынков. Чуть позже эта книга была переиздана с некоторыми дополнениями под называнием "Wall Street Ventures and Adventures through 40 Years"

Содержание

   
Back to Блог

ПРАВИЛА ТОРГОВЛИ И ИНВЕСТИРОВАНИЯ, КОТОРЫМ Я СЛЕДУЮ

У некоторых людей на основании моих предыдущих статей может сложиться впечатление, что если некто приобретет надлежащую подготовку и опыт, то делать деньги, торгуя и инвестируя в ценные бумаги, становится лёгким занятием. Спешу исправить это впечатление либо другое, которое тоже может сложиться, будто это лично мне легко даётся такое занятие.

Мне ещё не встречался человек с Уолл-стрит или за её пределами, который мог бы делать деньги на ценных бумагах постоянно и непрерывно. Мой опыт не отличается от опыта тех, кто известны как успешные люди с Уолл-стрит. Как и у всех, у меня бывают хорошие и плохие периоды. Иногда кажется, что всё, чего я ни касаюсь, превращается в золото, а иногда наоборот, что всё идёт не так. Это очень похоже на любое другое направление бизнеса.

Успех в торговле означает, что прибыль больше убытка. Успех в инвестициях означает, что хороших инвестиций больше, чем плохих. Если кто-то скажет вам, что он почти всегда имеет успех, отправьте его в известном направлении – за попытку сыграть на вашей доверчивости. Даже зрелый Дж. П. Морган не достигал стопроцентной точности. Джеймс Р. Кин часто говорил, что дела идут хорошо, когда он был прав шесть раз из десяти. Я часто бывал у него и наблюдал, как он торгует с помощью тикера на пятом этаже Johnson Building, Брод-стрит 30, и много раз я мог ясно видеть, как возбуждённо он работал, перемещаясь между тикером и телефоном, и как он метался взад и вперёд, словно лев в клетке, когда дела шли не очень хорошо. За тридцать или сорок лет на Уолл-стрит он не раз разорялся.

Однажды я зашёл в офис к Гарриману и нашёл его яростно крушившим всё вокруг, потому что рынок пошёл против его ожиданий.

В нынешнем поколении самые впечатляющие операции проводит Джесси Ливермор, но и он далеко не всегда прав. Как и все другие трейдеры, крупные или мелкие, и он иногда допускает серьёзные ошибки. Он лично описал мне в деталях свои методы. Они предусматривают ошибки, несчастные случаи, неверные суждения и те неожиданные события, которые должен допускать каждый крупный или мелкий оператор.

Один из умнейших и опытнейших трейдеров на Нью-йоркской Фондовой Бирже – человек, который обычно делает на трейдинге 300 000 долларов в год – сказал мне: «Всякий раз, когда я открываю позицию в акции и вижу, что она приносит существенные убытки в размере 20 000 или 25 000 долларов, это начинает беспокоить меня день ото дня, так что я закрываю сделку».

Теперь обратитесь к инвестициям и возьмите опубликованный ежегодный список инвестиционных ценных бумаг, принадлежащих любой крупной компании по страхованию жизни, такой как Equitable, Mutual, New York Life или другой, имеющей превосходные связи в финансовом мире, и чьи инвестиции осуществляются по совету и под руководством первоклассных финансистов, адвокатов, экспертов и актуариев (актуарий – специалист по страховой математике, математической статистике и теории вероятностей)). Вы обнаружите то же самое – нередки инвестиции, в которых дело приняло плохой оборот и которые должны быть учтены и списаны со счетов.

Таким образом, успех в любой области зависит от того, превысит ли прибыль убытки, а доход – насколько вы сможете приблизиться к стопроцентной точности. Поэтому независимо от того, как долго или усердно вы учитесь, насколько точен, осторожен и опытен ваш наставник, советник или финансист, вы должны быть готовы к определенной доле неудачных инвестиций и операций.

Именно по этой причине многие (но не все) мои инвестиции сделаны с целью не только получить большую прибыль, но и компенсировать эти случайные и неизбежные убытки. Я встречал некоторых людей, которые утверждают, что они никогда не имели убытков. Может быть, это и  правда, но я скорее предпочту нести убытки, чем проводить инвентаризацию итога таких операций, потому что он обязательно покажет энное количество ценных бумаг, которые так далеко оторвались от своей стоимости, что их можно внести в список с названием «Надежды» или «Слабые Надежды».

Это напоминает мне об очень умном торговом правиле, которому следует Джесси Ливермор. Если акция не покажет ему прибыль в течение двух или трёх дней после того, как он её купит или продаст, он закрывает сделку на том основании, что его суждение было неверным относительно немедленных действий акции и он не может позволить себе быть связанным. Он говорит: «Всякий раз, когда я начинаю уповать на хороший итог сделки, я выхожу из неё».

Это правило Ливермора служит для сохранения свободы обращения его торгового капитала, никогда не позволяя ему застаиваться. Это хорошее правило. Обдумайте это, и вы поймёте, что часто не только теряете деньги, увязнув в безнадежной сделке, но вы упускаете многие, многие возможности.

Другой принцип Ливермора – сокращение потерь. Конечно, в своих кампаниях с 10 000, 20 000 или 50 000 акций он не может размещать стоп-ордера, как трейдер со 100, 200 или 500 акциями, но он держит ментальный стоп и если стоп достигается, то он закрывает сделку.

Следует отметить, что Ливермор, используя эти два правила, держит и временные, и ценовые стопы. Он не будет связывать прибыль (капитал) в транзакции более чем на несколько дней и он не допустит, чтобы сделка шла против него более, чем на несколько пунктов. Насколько я знаю, именно он сформулировал первое правило, а второе – использование стоп-ордеров – было одним из первых принципов успешных операторов на протяжении многих лет. Гарриман, Кин и множество других выступали за безоговорочное ограничение риска.

Несмотря на то, что в большинстве случаев я ограничивал риск, большинство моих существенных потерь произошло по причине неудач с выставлением стоп-ордеров при совершении сделок. И хотя я всегда учился ограничивать риск и в целом стремился торговать так, чтобы риск был минимальным, я очень часто откладывал размещение стоп-ордера до тех пор, пока возможность сделать это не была потеряна, так что в некоторых случаях эти потери доходили до пяти или десяти пунктов, тогда как могли быть ограничены двумя или тремя. Эти неприятности ценны тем, что они показывают, чего следует избегать.

Наилучшие результаты в торговле я получаю, внимательно следя за важным поворотным моментом, и ограничивая свой риск, торгуя на колебаниях в десять или двадцать пунктов. Но очень часто, когда у меня есть время и я чувствую себя в гармонии с рынком, я торгую активнее. Прыгать в сделки с объёмом 5 000 или 10 000 акций в день очень весело, но, как правило, это более выгодно для брокера, чем для трейдера, поскольку при маленьких дневных колебаниях очень сложно остаться в прибыли с учётом убытков, комиссий и налогов. Трейдер на полу Нью-йоркской Фондовой Биржи имеет преимущество перед тем, кто не имеет членства, и чьи общие расходы на торговлю по повышенным ставкам комиссионных составляют от 1000 до 2000 долларов в день.

Стоящие изменения цен на ценные бумаги обычно не происходят в течение одной сессии. Движение рынка или ситуация, которая его вызывает, должны иметь время для развития. Как однажды сказал мне Чарльз Хейден: «День покупки – не день продажи».

Подписчики журнала часто пишут мне и объясняют, что они находятся далеко от биржи и спрашивают, не лучше ли им приехать в Нью-Йорк или поехать в Чикаго, чтобы быть в «гуще событий». Очень часто эта «близость» является помехой. Настоящее обучение проходит вне рынка, а не в офисе брокера.

Лучше всего я работал над оценкой рынка, посвящая этому один час в день в середине каждой сессии. Я не приходил на Уолл-стрит. У меня не было новостной ленты. Я редко читал новости, поскольку судил исключительно по действиям самого рынка; на меня не влияли слухи, сплетни, информация или дезинформация, которыми Уолл-стрит наводняется изо дня в день.

Поэтому инвестор, находясь за городом, не имеет таких препятствий, которые он может предположить. Если он торгует и может вовремя узнать результат торгового дня, чтобы отдать приказы на следующее утро, то он оказывается в лучшем положении, чем большинство людей, которые приезжают в город и нависают над тикером. Его мнения формируются из фактов. Он должен знать, как их собрать и сделать правильные выводы. Но всё, что ему нужно, это самые высокие, самые низкие и последние цены акций, за которыми он наблюдает. Нисколько не переоценивая себя, я считаю, что мог бы путешествовать по всему миру, и, позаботившись о том, чтобы мне ежедневно телеграфировали эти несколько сведений о таких акциях как U. S. Steel или любых других акциях, я мог бы отдавать приказы по телеграфу и быть с прибылью. У меня нет необходимости получать информацию об объёме торгов этой акцией или на рынке в целом, хотя в некоторых случаях это было бы полезно. И конечно, я бы не стал утруждать себя тем, чтобы мне телеграфировали любого рода новости.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Back to Блог